Биорезонансные технологии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Биорезонансные технологии » Активационная терапия » Активационная терапия для "чайников"


Активационная терапия для "чайников"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

===================

ГлубокоУважаемыеФорумчане!
http://superbiorezonans.9bb.ru/uploads/000c/67/df/1273-1-f.png

===
Все материалы в этой теме взяты с нашего форума. Но здесь - всё в упрощенном виде. И если кто-то скажет, что всё это ему уже знакомо - так просто он в активационной терапии не "чайник"!
================================
Дорогие ГУФы!
Я заметил, что некоторые новички на нашем форуме про активационную терапию (АТ) ничего не знают. Вообще-то у нас на форуме есть несколько веток про эту науку и практику, но они так разбухли, что просмотреть их - целое дело. Вот я и подумал, что хорошо бы дать возможность познакомиться с этим попроще, без перегрузки наукой.

И поначалу согласитесь, что испытываемые нами лечебные приборы и методы кому-то помогают хорошо, кому-то – сомнительно, а многим совершенно не помогают. В чем же причина? Оставим в сторонке плацебо, это отдельная и непростая тема… Но все ли знают, что есть и более глубинные причины? И что если понять их и научиться применять, эффективность всего используемого нами увеличится, и иногда даже в разы?

Ведь жизнь любит проверять нас на прочность, она заготовила для этого много способов, часто очень жестких. И не каждый это выдерживает, иные ломаются. Но чем же неудачники отличаются от более стойких? Ну да, все мы разные. Но если конкретнее, разные в чем? Можно ли это измерить какими-то показателями, чтобы заблаговременно обнаружить свою слабину, и прибавить себе прочности? И чем же лучше прибавлять — наверное, закаливанием, физкультурой, здоровым питанием?

Но тогда еще вопрос, очень неудобный для энтузиастов оздоровительных систем: люди, ведущие, казалось бы, правильный во всех отношениях образ жизни, все же порой тоже заболевают, и даже очень тяжело! А какой-то там выпивоха, глядишь, живет себе вполне радостно до старости. Как это объяснить? Тут уже ответы даются совсем туманные: гены, судьба, карма, еще что-то в этом роде... Всё это верно, но много ли практической пользы от таких разъяснений?

А ведь благодаря фундаментальным исследованиям наших соотечественников, выдающихся ученых из Ростова-на-Дону Л.Х. Гаркави и других, теперь на многие подобные вопросы появились и вполне конкретные ответы. Причем это вовсе не одна лишь теория, но и обширная практика. Полвека разгадывали наши ученые самые сокровенные секреты организма человека, и им удалось разработать совсем новые способы управления его функциональным состоянием.

Хотя уже давным-давно древние врачи могли лечить, подбирая лекарства в нужных пропорциях. Но действовали они, понятно, лишь по интуиции, так что врачевание было особым искусством. В последующие века успехов достигла медицина Востока, во многом заметно обогнав западную «механо-химическую» медицину. Однако восточные методики для постижения требуют многих лет, но и при этом остаются во многом искусством, требующим от врача каких-то особых способностей...

Открытия же Л.Х. Гаркави и ее сподвижников позволяет создавать для нашего оздоровления и лечения современные, более удобные методы, освоить которые несравненно легче, чем премудрости Востока.
Однако пока, как ни странно, знают у нас про это явно недостаточно. И даже медики, не говоря уж про обычных людей. Ну разве это разумно?  Ведь высокая эффективность и простота активационной терапии уже доказаны многолетними исследованиями на десятках тысяч животных, на многих тысячах людей!

Так что, для тех ГУФов, которым это интересно, я и постараюсь изложить всё основное по этой интересной методике.
А стараюсь я писать не так чтоб было очень коротко, но чтоб максимально доходчиво! :flag:

+5

2

продолжение

Есть такая присказка: да у меня здоровья не хватит, чтобы… ну, скажем, осилить трудную жизненную задачу. Ведь давно замечено, что требуется иметь запас здоровья (или по-иному: запас прочности организма), и чем его больше, тем для человека лучше. В обычной жизни этот запас может и не понадобиться, а вот в трудных и экстремальных ситуациях без него приходится туго. Но как же убедиться, что он есть, и как оценить его количество? И тут нам поможет АТ.

Работает эта методика через адаптационные реакции. Что это за штука? Ну, мы знаем, что здоровый человек способен приспособиться (или адаптироваться, от латинского «adaptatio» — приспособление) к очень разным условиям, сохраняя здоровье и работоспособность. Ведь живут и трудятся люди и на Крайнем Севере, где обычны лютые морозы, и посреди пустынь, где воздух часто раскален, как в духовке. И ничего, температура тела держится в пределах 36-37 градусов. Так и не только температура, но и другие параметры внутренней среды тоже остаются в рамках нормы — кислотно-щелочной баланс и всё прочее. Как же наш организм адаптируется к самому разному, сохраняя постоянство внутренней среды?

Когда-то предполагалось, что к каждому воздействию (наподобие жары или холода) организм приспосабливается отдельно, реагируя на холод одним способом, к химическим веществам — другим, к нехватке кислорода — тоже по-особому, ну и так далее. Но ведь всяких воздействий и раздражителей организма огромное множество, и неужели у нас в запасе столько приспособительных реакций? К тому же появляются всё новые лекарства, химикаты, выхлопы транспорта и отходы производства, а в пище - консерванты, эмульгаторы, красители… И раньше люди с подобным не сталкивались, нынче же вынуждены иметь дело с этим постоянно. Но наш организм адаптируется и к совсем незнакомым ему воздействиям. А как?

Загадка эта начала проясняться, когда в 1936 году канадский ученый Ганс Селье открыл неожиданное. Воздействуя на подопытных животных вредными веществами, он обнаружил, что в ответ на действие самых разных, но всегда сильных, пагубных раздражителей, организм отвечает одним и тем же комплексом изменений, их «триадой». В «триаду» эту входят: уменьшение тимуса (вилочковой железы, важнейшего органа нашей иммунной системы), увеличение надпочечников, появление язв в желудке и кишечнике. А потом, кроме этих повреждений, обнаружились и другие нарушения нормальной работы организма, тоже отнюдь не повышающие здоровье. Открытую им универсальную адаптационную реакцию организма на любое опасное воздействие Г. Селье назвал стрессом (от английского «stress» — нагрузка, напряжение).

Конечно, у каждого раздражителя — своя специфика, или особенности, так что реакции организма, скажем, на холод или яд в чем-то явно отличаются. Но в общем приспособительные реакции организма от специфики не зависят, они, как их называют, неспецифические. Ну, позже мы попытаемся понять, почему организм защищается от опасности повреждающим его способом, но пока про другое: ведь в повседневной жизни бытовые воздействия на организм чаще для нас вовсе не опасны. И как же организм реагирует на такие факторы, не «триадой» же с ее язвами? Г. Селье, пытаясь дать этому объяснение, предположил, что стресс бывает не только вредным, но и «хорошим». И вот появились утверждения, что от стресса защищаться бесполезно, раз мол даже во сне человек испытывает стресс… Эти «теории», лишь приведя к путанице, абсолютно ничего не объяснили, а «хороший стресс» в деталях так никем до сих пор и не был описан.

Внесли же тут ясность отечественные ученые. Еще в 60-х годах прошлого века ученые Ростовского НИИ онкологии Любовь Хаимовна Гаркави и ее коллеги, в поисках причин встречающегося самоизлечения рака, обнаружили, что организм на раздражители различной силы реагирует совсем по-разному. Давно было известно, что имеются достоверные случаи, хотя и редкие, самопроизвольного излечения от рака. Следовательно, есть такое состояние организма, когда он может справиться с развившейся опухолью. Но что это за состояние? Как его вызвать?

Эксперименты наши ученые проводили на крысах. Каждой из многих тысяч вводили в мозг, в крохотный гипоталамус, электрод. Потом, меняя величину раздражающего тока, долгими месяцами наблюдали за реакциями организма. И обнаружили, что у крыс (с заранее привитой злокачественной опухолью) при слабом раздражении раковые клетки рассасываются. А если это раздражение сильное, стрессовое? Нет, стресс однозначно способствовал лишь резкому ускорению роста опухоли.

Тем не менее, появилось второе (после Г. Селье) фундаментальное открытие в области общей физиологии, суть которого в обнаружении кроме стресса и других общих адаптационных реакций организма на различные воздействия (диплом на открытие № 158, выдан Л.Х. Гаркави, М.А. Уколовой и Е.Б. Квакиной в 1975 году).

Реакции эти адаптационные, что значит приспособительные. Значит, как и при стрессе, организм приспосабливается к действию какого-то раздражителя. Только теперь уже не сильного, жизни вовсе не угрожающего. Хотя тоже самого разного по свойствам: холод, боль... ну, понятно. А у организма ответ на слабые воздействия, как и на сильные, стандартный, одинаковый.
Однако ведь теперь речь уже не идет о спасении жизни. Тут обычная, нормальная жизнь, а потому и реакции совсем другие! Не повреждающие организм, а, напротив, укрепляющие его, повышающие его устойчивость к действию самых разных воздействий.

Но Гаркави искала и в области «средних» воздействий, золотую середину. И в итоге обнаружила, что при раздражении средней силы происходило рассасывание даже больших злокачественных опухолей крыс, как привитых, так и первично вызванных канцерогенами. Вылечивались без операции, без облучения, без химиотерапии... Лишь силами своего организма!

А ведь до этого даже в возможность подобного мало кто верил! Но, оказывается, вот же оно, это таинственное до той поры состояние организма, когда он может успешно справляться даже со злокачественной опухолью!

Итак, у организма кроме стресса были открыты как минимум еще две реакции. Одна — ответ на слабое, пороговое раздражение — была названа реакцией тренировки, другая — ответ на раздражение средней силы — реакцией активации. В ходе же дальнейших исследований Л.Х. Гаркави разделила активацию на два вида: спокойную и повышенную. Для нас самое важное тут вот что: эти реакции организма повышают его устойчивость к болезням, то есть способствуют не болезням, как стресс, а здоровью! Поэтому можно сказать, что это — реакции здоровья.

Ученым, правда, предстояло еще научиться вызывать такие реакции и у людей. Без вживления электродов в мозг, естественно! Описать бы подробно их полувековые искания, но... Однако каким же образом реакция здоровья защищает меня от стресса?
А дело в том, что конкретный организм, и мой в том числе, в данный момент может находиться только в одном из состояний (мы ведь их теперь знаем: стресс, тренировка, активация...). А в каком именно — это организм сам выбирает утром, после пробуждения. Выбрав же, потом целые сутки, 24 часа, остается в этом состоянии.

Почему состояния меняются не чаще, чем раз в сутки? Да потому, что все общие неспецифические адаптационные реакции имеют околосуточный ритм. А почему именно в утренние часы? Эти реакции формируются в подкорковых отделах мозга в утреннее время (за редким исключением очень выраженных «сов»).

Тип состояния может сохраняться неделями, месяцами, годами. Но в течение данных суток, как подтвердили исследования, «выбить» организм из уже развившегося типа реакции другими воздействиями нельзя (ну, разве что каким-то сверхсильным раздражителем).

Следовательно, после того, как я утром помог своему организму в выборе реакции здоровья, стресс в ближайшие сутки и подступиться ко мне не имеет возможности! А я ведь это делаю каждое утро. Но если нужное состояние сделать к тому же и стойким... Ну, теперь все понятно? Да, именно в этом и заключается защита от стресса: его ко мне реакция здоровья и близко не подпускает!
И почему же реакции здоровья названы антистрессорными, надеюсь, это вам теперь ясно и без дополнительных пояснений.

Ученые доказали также, что в отличие от стресса, способствующего развитию онкологии и других болезней, реакции  тренировки и активации нам не только не вредят, но напротив, помогают организму укреплять здоровье, вплоть до рассасывания опухолей, поэтому их можно считать реакциями здоровья. Поначалу искусственно вызвать эти реакции у людей удавалось лишь в условиях клиники. Но Л.Х. Гаркави и ее коллеги за несколько десятилетий упорной работы нашли простые методики, позволяющие любому из нас поддерживать в организме реакцию здоровья. А ведь в любой момент, вот и сейчас, каждый из нас находится в одной из адаптационных реакций. И в какой именно — это надо бы знать. А для чего?

Тут вспоминаю одного сослуживца, здоровяка и жизнелюба. От него впервые я услышал беззаботное: «Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким умрет!». Несмотря на предпенсионный возраст, жил он, как говорится, на всю катушку, и хвалился, что с врачами дела не имел с детства. Впору было ему позавидовать… и вдруг у него инсульт! Но запас прочности, видимо, в него был заложен большой, раз прожил еще лет десять. Да только что это за жизнь, мог чуть приподняться на кровати, и лишь жена понимала, что же он пытается сказать... А ведь наверняка до болезни уже были признаки неблагополучия. И если бы он интересовался тем, о чем мы тут говорим — думается, и прожил бы дольше, и что даже важнее — достойной человека жизнью.

В общем, свое состояние важно знать, и если потребуется, принимать меры заблаговременно, а не когда уже прижмет к стенке. Но можем ли мы что-либо узнать до обращения к врачам? Ну, тут спасибо Л.Х. Гаркави и другим авторам АТ, многолетние исследования которых выявили, что у каждой из адаптационных реакций свой комплекс как объективных, так и субъективных признаков. Объективные — это по результатам анализов, обследований, что, как вы понимаете, довольно хлопотно. А субъективные — это лишь по нашим ощущениям, но и таким образом реакции удается различить достаточно точно. А овладеть этим нам вполне по силам.

+3

3

продолжение

Вот как мы отвечаем на вопрос про самочувствие? Если нет явной болезни, то «ничего, нормально». А чаще — «так себе». Но много ли толку от такой «оценки»? К тому же к мелкому неблагополучию человек привыкает, перестает обращать на него внимание. И чаще это действительно пустяки, не требующие принятия особых мер, однако ведь не всегда так! И не проморгать бы тут что-то важное (хотя и «зацикливаться» на своих ощущениях — не дело, это ведь тоже нездоровье).

Однако достаточно точно определить самостоятельно состояние своего здоровья можно, потратив лишь несколько минут, чтобы ответить всего на десяток вопросов. Речь тут о разработанном авторами АТ тесте самооценки, где ощущение самочувствия разделено на 10 признаков.

Отвечать надо, давая числовую оценку: от +3 (самый высокий балл) ниже + 2, +1, 0, –1, –2 и, наконец, до –3 (это самый низкий балл). Эти оценки не означают «хорошо» или «плохо», они определяют интенсивность оцениваемого состояния.
И в этих баллах требуется оценить вашу: 1) тревожность; 2) раздражительность; 3) утомляемость; 4) угнетенность; 5) работоспособность по времени (как долго можете работать); 6) работоспособность по скорости (как быстро можете работать); 7) аппетит; 8) сон; 9) оптимизм; 10) активность.

Вот, к примеру, пробую оценить сон: выбираю, относится ли ко мне «-3: сон почти отсутствовал, была ужасная ночь», или же «+3: сразу засыпаю, сплю крепко, утром просыпаюсь бодрым и отдохнувшим». Если подходит первое — ого, один из признаков стресса! А если второе — отлично, так бывает при хорошем здоровье, при повышенной активации.
Но может не подойти ни первое, ни второе: это ведь крайности, среднее же тут «0: сон не совсем достаточен, но и особого недосыпа нет». Тоже не подходит? Тогда поближе к отличному уровню «+1: сон удовлетворительный», и совсем близко «+2: хорошо спал и выспался». А если в нежелательную сторону, то «-1: заснул не сразу, или просыпался среди ночи, или не выспался, хотя долго спал», а то даже «-2: хорошего сна почти не было, ночью спал мало».

Тут кое-что надо пояснить. Ну как выберешь «удовлетворительный сон», если в перечне есть и похожее «хорошо спал»? Но, во-первых, не обязательно выбрать лишь одно, можно «от … до». К примеру, используя цифры, отметили где-то: «сон +1, +2», и все понятно. Но для чего же это записывать? А нам ведь важно понять, как меняются оценки день ото дня, в динамике, в зависимости от особенностей выполнения наших методик. И по таким записям за неделю-другую мы увидим и изменения в самочувствии, и в каком они направлении происходили. Хотя уже скоро надобность в каких-то записях отпадает, и без них становится ясно.
А во-вторых, долго раздумывать над такими «оттенками» не рекомендуется, тут отвечать надо быстро. Л.Х. Гаркави вот как указала: следует довериться подсознанию. А ведь  легче общаться с подсознанием в трансе! Причем в данном случае достаточно легкого транса, когда результат теста как бы безразличен, как будто наблюдаешь процесс тестирования со стороны, без эмоций. Для тех, кто овладел одной из техник входа в транс (на форуме есть соответствующая ветка), это легко. Ну а кто пока с трансом не подружился, тот просто выбирает вариант, который больше по душе.

Теперь следующий признак самочувствия: аппетит. Наверно, с учетом сказанного выше, достаточно лишь перечислить все 7 утверждений для аппетита. Итак, что вам более подходит из следующего перечня? «+3: отменный аппетит, во время еды получаю наслаждение»; «+2: хороший аппетит, ем с большим удовольствием»; «+1: аппетит есть, хотя и не очень большой»; «0: аппетит средний, любимое блюдо съем»; «-1: хотя и без удовольствия, но съем что-нибудь»; «-2: аппетита нет, к еде равнодушен»; «-3: даже мысль о еде неприятна!».

Аппетит тут имеется в виду не сразу после еды, а в целом за эти сутки. И вот, допустим, кратко отметили: «аппетит +2». И когда подобные оценки есть уже для всех 10 признаков (а мы их рассмотрим все), можно судить о типе реакции, в которой находимся. И будем находиться в течение текущих суток: ведь повторяю - все адаптационные реакции имеют околосуточный ритм, так что какая реакция у нас утром развилась, такая и будет держаться в последующие 24 часа.

И также повторю, это очень важно - такая особенность адаптационных реакций позволяет защищаться от стрессов: ведь человек не может находиться сразу в нескольких реакциях, а лишь в одной из них. Но раз так, если сегодня утром я вызвал у себя реакцию здоровья — вредоносному стрессу как бы придется дожидаться следующей возможности овладеть мною, то есть завтрашнего утра. Однако я ведь и завтра вновь… ну, вот это уже и есть АТ.

?????????????????????????????
Но... дорогие ГУФы! Вот вы прочитали это и уже, небось, подумали - ни фига себе простая методика! Да тут что-то вычислять, а еще и записывать - нет уж увольте!
Но не спешите отчаиваться, не все так печально.
Во-первых, это приведено лишь для тех, кому по душе особая доскональность. А неохота этим заниматься - можно обойтись и без этого. Хотя кому хочется получить максимальный эффект от этой методики - без обратной связи это окажется сложнее...

А во-вторых, наши ВАГУФы разработали несколько вариантов компьютерных программ, позволяющих эту "бухгалтерию" автоматизировать. И все становится очень просто! Все эти программы хранятся на основной ветке про АТ, но из них самая практичная - это разработанная ВАГУФом Шарлатаном.  :cool: И ее можно скачать... ну вот, специально для данной ветки выкладываю так, чтоб ничего искать не надо было: СКАЧАТЬ программу ВАГУФа Шарлатана
Можно по ссылке и ознакомиться с этой замечательной программой. Инструкция там в самом начале, и всё очень просто. Для запуска на своем компьютере достаточно иметь у себя обычный Эксел, входящий в состав стандартного Офиса. :flag:

+5

4

продолжение

Раньше, читая про стресс, я удивлялся: что за странная защитная реакция, если она повреждает организм? К примеру, при стрессе усыхает вилочковая железа (тимус), а  ведь известно, что это основной орган иммунной системы, наш "щит от всех болезней", она по методике А.А. Уманской активируется массажем 2-й биозоны над грудиной (про эту методику тоже у нас не вспоминают... а зря!). Но получается, при стрессе этот "щит" как бы отбрасывается в сторону. Почему же организм допускает такое свое «разоружение»?

Но потом я узнал, что это бывает лишь при появлении чего-то, воспринятого организмом как угроза для жизни. Ведь стресс — реакция именно на чрезвычайные ситуации, когда действовать, чтоб не погибнуть, необходимо весьма энергично. Значит, требуется много энергии, а она быстрее всего образуется при распаде белков, в том числе и клеток иммунной системы. И организм жертвует своим щитом от возможных болезней: до будущего ли тут, когда под вопросом завтрашнее существование?

Вот и "летят в топку" ненужные для сиюминутного выживания клетки и ткани, сужаются сосуды, подскакивает давление, увеличивается свертываемость крови (на случай ранений и кровотечений). Ненужные в этой битве пищеварительные, половые, щитовидные железы подавляются, зато в избытке выделяются гормоны стресса: адреналин, кортизон и т. п.
Нет спору, состояние это ненормально. Зато в стрессовых ситуациях люди способны почти что на чудеса: скажем, человек спортом никогда не занимался, но, когда за ним погнался бык, с ходу перепрыгнул двухметровый забор. Стресс вызывается и опасностью для близкого, и вот ребенок под колесом грузовика, но его мать многотонную махину смогла приподнять. А у другой женщины ребенок вывалился из окна многоэтажки, но успев его схватить, другой рукой она уцепилась за карниз, лишь двумя пальцами — и продержалась так до приезда спасателей. И подобных историй много.

Только даются такие подвиги дорогой ценой: как писала  Л.Х. Гаркави, стресс, помогая нам выжить в экстремальных ситуациях, в то же время способствует развитию болезней, старению и ранней смерти (это если он длится долго). Только имейте в виду: слово «стресс» нынче весьма модное, и зачастую стрессом называют пустяковые огорчения, которые не вызывают в организме описанных ранее процессов. Мы же говорим про настоящий, физиологический стресс, открытый канадским ученым Гансом Селье, эту реакцию организма на чрезмерные нагрузки, когда цель — сохранение жизни любой ценой, даже ценой повреждений и болезни. Вот от такого стресса и надо нам искать защиту!

Только стоит ли уделять этому стрессу столько внимания? Разве так уж часто мы сталкиваемся с реально смертельной опасностью? Нет, конечно, но вся проблема в том, что человек остро реагирует не только на действительную опасность, но и на воображаемую. А тут напомню обнаруженное американским психотерапевтом Милтоном Эриксоном: для нашего мозга мало разницы, происходит ли что-то на самом деле, или только в нашем воображении, - команды организму отдаются одинаковые!

Причем очень многое зависит от нашего отношения к этому чему-то, а ведь воображение, мысли у нас весьма своенравные… и потому-то стресс и атакует нас так часто! Исследования Г. Селье показали: травма, интоксикация, обида, боль, унижение, переохлаждение, страх… короче, всё подобное, пусть и очень разное, но если оно интенсивное — организм от всего этого защищается одной и той же стандартной реакцией. Стрессом!

Хотя, к примеру, возьмем страх, причем не перед разъяренным зверем, а скажем, перед возможным банкротством — ну где же тут угроза для жизни? Но если человек относится к этому как к жизненной катастрофе — стресс тут как тут. А когда стресс длится долго, то есть становится хроническим, то он «съедает» адаптационные резервы организма, его иммунитет, и вот это уже грозит реальной гибелью. И психические нагрузки давят на организм не меньше, чем всевозможные излучения, тяжелые металлы и прочее.

Но по интенсивности стресс может быть более или менее тяжелым, поэтому его проявления тоже сказываются по-разному. Хотя это не значит, что если стресс мягкий, то он «хороший» — да какой же хороший, коли пусть и медленнее, а всё равно подтачивает иммунную систему! Причем коварство мягкого стресса и в том, что он не очень заметен, и человек привыкает к такому своему состоянию, терпит… А чтоб не дотерпеться до болезней, нам и надо научиться распознавать у себя этот стресс, и обнаружив, поскорее от него избавиться.

Распознать стресс объективно поможет анализ крови: если в бланке анализа содержание лимфоцитов указано меньше 20 процентов — это явный признак стресса. Но в сообщении выше я говорил о том, как определять свое состояние и без анализа, по тесту самооценки самочувствия. По данным профессора Л.Х. Гаркави, сопоставление результатов этого теста с анализами крови показало совпадения в 96% случаев. То есть правильная оценка своего настроения и состояния заменяет неприятный анализ крови.

И именно на основании этого теста Гаркави и составил программу наш замечательный ГУФ Шарлатан! Вот выбрал Владимир себе такой ник, и приходится его повторять... но побольше бы нам таких "шарлатанов"!
Программу эту можно скачать по ссылке выше, если кто не заметил. :flag:

+5

5

продолжение

По опыту профессора Л.Х. Гаркави, чаще встречается стресс средней тяжести, когда лимфоцитов 13—16 процентов (а у кого меньше 10, те должны находиться в стационаре: столь тяжелый стресс бывает лишь при некоторых болезнях, травмах и т.п.). Приводит профессор и «портрет» стресса средней тяжести. И вот, аппетит при этом плохой: оценивается от –1 до –3, и сон тоже: от -1 до -3. Ну, эти признаки нам знакомы, но теперь добавим к ним оптимизм, который при стрессе всегда низкий, от 0 до -3. Признак этот не очень-то явный (в отличие от аппетита или сна), и чтоб его оценить, опять надо выбрать самое для себя подходящее из 7 утверждений (или оценок).
И вот их перечень: «-3: уверен, что все будет плохо!»; «-2: от будущего хорошего не жду»; «-1: я скорее пессимистичен, чем оптимистичен»; «0: ни оптимизм, ни пессимизм во мне не преобладает»; «+1: я скорее оптимистичен, чем нейтрален»; «+2: оптимизма у меня вполне достаточно»; «+3: никаких сомнений, что все будет прекрасно!». А как мы договорились в прошлый раз, раздумывать, почему и отчего у нас так, не надо. Просто что подсознание подсказало, это и отмечаем сразу, примерно так: «опт. +2».
Но Л.Х. Гаркави указывает, что при стрессе высока и тревожность: от +2 до +3. Для этого признака в тесте самооценки даны такие 7 утверждений: «-3: меня могут встревожить только жизненно важные ситуации, я спокоен»; «-2: я спокоен, меня могут встревожить, кроме жизненно важных, лишь значительные неприятности»; «-1: я спокоен, но меня могут встревожить и незначительные неприятности»; «0: пожалуй, я спокоен, но не уверен, что так будет весь день»; «+1: я тревожусь о здоровье, своем, своих близких, и вообще о будущем»; «+2: малейшая угроза изменения обычной жизни меня тревожит»; «+3: я весь охвачен беспричинным беспокойством и тревогой».

Пробежал я глазами этот перечень, и мне сразу понравилось то, что я и отметил у себя: «тревожность -2». Но всего, как уже было сказано, признаков 10, и при стрессе также и утомляемость высокая: от +1 до +2, и угнетённость сильная: от +2 до +3. Активность низкая, а то и очень низкая: от 0 до -3, раздражительность же средняя: от 0 до +1 (хотя при остром стрессе она высокая: от +2 до +3). Работоспособность по времени низкая: от -1 до -3, по скорости же средняя: от 0 до -1. В дальнейшем мы подробно рассмотрим утверждения и для этих признаков, пока же запомним, что чем тяжелее стресс, тем больше выражены угнетение, тревожность, снижены оптимизм, работоспособность, аппетит и сон. Да, состояние это не из приятных!

Последствия острого, но кратковременного стресса организм потом устраняет. Но допустим, человек крупно повздорил с начальником, и от этого у него стресс. Однако ведь с этим начальником не было драки не на жизнь, а насмерть, да и бегом от него тоже не пришлось спасаться. А куда же тогда деваться выброшенным в кровь стрессовым гормонам, ведь физическая нагрузка их не сожгла? Вот и начинают они разъедать сердечно-сосудистую систему, нарушать обмен веществ… Впрочем, все слышали, что обычная физкультура смягчает последствия стресса. Но вот что АТ не только избавляет от стресса, но и помогает избежать его — тут даже медики не все в курсе, так что постараемся узнать побольше деталей.

Вот это характерное для стресса отсутствие оптимизма, этот пессимизм… Ведь нередко человек склонен к такому и без стресса. Все видит в черном цвете. Но никто не рождается пессимистом или оптимистом, всё это у нас появляется потом: тут и пример родителей, и воспитание, и жизненные обстоятельства… Короче, видеть всё в мрачных тонах — это тоже привычка. Причем из числа вредных, ибо равносильно постоянному самовнушению, что хорошего ждать не приходится. А мы ведь должны знать, до чего сильно зависит наше здоровье от состояния психики, не только влияющей на функции организма, но часто направляющей его работу. И если суметь избавиться от тревожности, научиться поддерживать у себя оптимизм, то и для АТ это будет отличным подспорьем. А возможно ли?

Так ведь в ветке нашего форума про эриксоновские техники достаточно рассказано, как при помощи психотехник обрести позитивный настрой. А далее я напомню про одну из простейших психотехник — методику Эмиля Куэ. Так вот, когда в состоянии естественного транса (то есть утром в период пробуждения, и вечером при засыпании) человек многократно повторяет: «С каждым днем мне всё лучше и лучше во всех отношениях!» — это ведь бьет прямой наводкой по пессимизму и тревожности, присущих стрессу.

И вот стресс старается навязать человеку: «Все будет плохо!», а он командами подсознанию отбивается: «Нет, все будет хорошо!» Кто же победит в этом споре? Если человек настойчив, то безусловно - он!

Теперь я более чем уверен, что отличные результаты, столь часто достигаемые применением самовнушения по Э. Куэ, объясняются именно уходом из стресса, с переходом в реакцию здоровья. Ведь и вы могли заметить, что самое «плюсовое» утверждение теста самооценки для оптимизма — это готовая формула для методики Э. Куэ! Случайно ли это? Думаю, что вовсе нет.

А про стресс я придумал такую аналогию: допустим, нам сообщили, что надвигается сильнейший ураган. Караул, надо спасаться! И первое, что тут приходит на ум, — срочная эвакуация, только успеть бы прихватить с собой самое ценное… и что,  разве сейчас есть кому дело до висящего на петле окна или дырявой крыши, коли нет уверенности, будет ли завтра цел сам дом. Спасаемся сами, а потом долго подсчитываем ущерб…

Но вот другой вариант: узнав, что приближается ураган, не теряя времени, одни осматривают дом, надежно закрепляют всё, что нужно, покрепче закрывают окна, другие же запасаются продуктами и (на всякий случай) водой, свечками… и после такой дружной и активной работы можно переждать непогоду не только спокойно, но даже с комфортом. Вот по такому принципу и действуют антистрессорные реакции, открытые Л.Х. Гаркави с коллегами. Вот про эти реакции и можно поговорить далее.

Только тут примечание - невозможно мне подробно писать обо всем, что упоминается! Но если кто-то чем-то заинтересовался - ничего нет проще "загуглить" это, и интернет расскажет всё... :flag:

Так продолжать?.. :tired:

+5

6

Вот это совместить бы с активационной терапией, так как по сути нечто очень близкое - лечение через активацию иммунной системы:
*************************************
Mednovost  31.05.2016
В России зарегистрирован первый иммуно-онкологический препарат для лечения больных с неоперабельной или метастатической меланомой – самой неблагоприятной формой рака кожи с высокой смертностью. Появление препарата стало результатом более 20 лет исследований ведущих мировых специалистов.

Данный препарат открыл эру нового направления в онкологии – иммуно-онкологию. В отличие от стандартной химиотерапии и таргетной терапии, которые направлены непосредственно на саму опухоль, иммуно-онкологические препараты активируют иммунную систему организма и нацеливают ее на опухолевую ткань.

Первый зарегистрированный в России иммуно-онкологический препарат является ингибитором CTLA-4 Т-клеток: непосредственной противоопухолевой активностью обладают активированные цитотоксические Т-лимфоциты, которые инфильтрируют опухолевую ткань и вызывают их гибель.

Естественная способность иммунной системы обнаруживать и уничтожать аномальные клетки может предотвращать разные виды рака. Однако раковые клетки иногда могут ускользать от иммунного ответа за счет своих определенных способностей:
· снижать выраженность опухолевых антигенов на поверхности клетки, чтобы иммунной системе было сложнее их распознать
· экспрессировать на поверхности протеины, способствующие деактивации иммунной клетки
· стимулировать клетки в окружающей микросреде к выбросу субстанций, которые подавляют иммунный ответ и обеспечивают защиту опухолевой клетке.

Десятилетиями шли разработки различных методов иммунотерапии. Благодаря этому выяснилось, что существуют «контрольные точки» иммунитета – механизмы блокады развития и реализации иммунного ответа.
Эти механизмы играют важнейшую роль в нормальном организме. Например, они блокируют аутоиммунные реакции, то есть атаку своих же иммунных клеток на нормальные органы. Однако при прогрессии злокачественной опухоли эти контрольные точки иммунитета блокируют иммунный ответ в отношении опухолевых клеток.

Сегодня уже разработан механизм, позволяющий справиться с блокаторами иммунной системы опухолевыми клетками. Специальные моноклональные антитела блокируют молекулы на опухолевой клетке, благодаря чему механизм торможения иммунной реакции не срабатывает. В результате это приводит к развитию полноценного иммунного ответа и уничтожению опухоли.

Данная стратегия сразу же продемонстрировала фантастические для онкологов результаты. Первые исследования данных препаратов проводились у пациентов, которые прогрессировали после химиотерапии, и ожидаемая продолжительность жизни у них была крайне небольшой. У данной тяжелой категории пациентов врачам удалось получить значимый эффект от лечения. При этом определенная часть пациентов сохраняет стойкий длительный ответ от применения новых лекарств.

Меланома является формой рака кожи, который характеризуется неконтролируемым ростом расположенных в коже клеток, продуцирующих пигмент – меланоцитов. Метастатическая меланома является самой опасной формой заболевания. Она возникает, когда рак распространяется за пределы поверхности кожи на другие органы: лимфатические узлы, легкие, головной мозг или другие области тела. Некоторые раковые клетки могут активно избегать обнаружения иммунной системой, позволяя опухоли сохраниться.

Еще несколько десятилетий назад меланома кожи была сравнительно редким заболеванием. Однако на сегодняшний день отмечается стремительный рост заболеваемости меланомой кожи в разных странах по всему миру. По данным ВОЗ каждый год в мире регистрируют в среднем 132 тыс. новых случаев этой опухоли.

На сегодняшний день в России данный иммуно-онкологический препарат является первым и единственным вариантом терапии, который достоверно увеличивает медиану общей выживаемости и почти удваивает однолетнюю и двухлетнюю выживаемость у пациентов с неоперабельной или метастатической меланомой при неэффективности или непереносимости предшествующей терапии.
Стоит отметить, что это единственный иммуно-онкологический препарат с длительным периодом наблюдения, до 10 лет у отдельных пациентов, который демонстрирует 3-х летнюю выживаемость 22%, а ожидаемая 5-ти и 7-ми летняя выживаемость сохраняется на уровне 17-20%. Эффективность препарата была подтверждена как в рамках многочисленных клинических исследований, так и в масштабной программе расширенного доступа, в которой профиль пациентов соответствует реальной клинической практике.

В России в период с 2011 по 2016 год действовала аналогичная программа расширенного доступа к препарату для пациентов с метастатической меланомой, после прогрессирования на фоне стандартных режимов химиотерапии. В рамках данной программы 324 пациента с метастатической меланомой после прогрессирования на стандартных режимах терапии были пролечены по этой стратегии.
С 2011 года препарат одобрен и успешно применяется для лечения метастатической или неоперабельной меланомы в США и 40 странах мира. Благодаря успешному практическому опыту применения, теперь данный препарат зарегистрирован и в России.

1. Инструкция по медицинскому применению
2. F. Stephen Hodi, Steven J. O’Day, David F. McDermott et al., Improved Survival with Ipilimumab in Patients with Metastatic Melanoma, N Eng J Med, 2010, 363;8, 711-723
3. D. Schadendorf, F.S. Hodi, C.Robert et al., Pooled Analysis of Long-Term Survival Data From Phase II and Phase III Trials of Ipilimumab in Unresectable or Metastatic Melanoma, J Clin Onc, 2015, 33;17, 1889-1895
=============================================

+4

7

И как продолжение поста выше - более новое:

На ежегодном Европейском онкологическом конгрессе ESMO новый метод терапии раковых болезней - иммуноонкологию - признали революционным.
Теорию о том, что если «разбудить» иммунную систему, то она сама справится с болезнью, ученые выдвинули еще в 90-х годах XX века. И вот теория получила подтверждение.

Для описания сути иммунотерапии доктор Дан Чен, глава подразделения иммунотерапии рака американского биофармконцерна Genentech, даже срежиссировал забавный мультик. Сюжет прост: через рамку металлоискателя (она же иммунная защита организма) проходят разные мультяшные персонажи (клетки). Лохматых вирусов и бактерий рамка не пропускает. А вот героев в черных плащах (они же раковые клетки) металлоискатель не распознает. Как все зловредные персонажи, они хитрят - надевают специальные шапки-невидимки.

Недавно ученые разгадали, что же это за «шапочки». Это особые рецепторы, которые делают канцерогенные клетки «невидимыми» для иммунной системы. Идет активный поиск молекул (ингибиторов), способных подавить эти рецепторы.
Новый класс препаратов позволяет как бы снимать блок, который опухоль ставит перед иммунной системой, благодаря чему организм начинает сам уничтожать опухолевые клетки.

Особенность иммунотерапии в том, что один препарат может быть зарегистрирован для лечения сразу нескольких видов рака, их количество может доходить до 8-10.

«Более 15 лет в мире не появлялось ни одного нового лекарства для лечения метастатического рака мочевого пузыря. Хотя этот вид рака проявляется уже на ранних стадиях (в моче появляется кровь), многие пациенты, увы, тянут с визитом к врачу и доводят себя до метастазов. Таким пациентам раньше мы могли предложить лишь химиотерапию, которую многие не переносили. Но сегодня появились иммунные препараты на основе антитела атезолизумаба, которые воздействуют на клетки иммунной системы. Это настоящая революция в лечении рака мочевого пузыря, ведь раньше у таких больных был очень плохой прогноз», - говорит замдиректора по научной работе Национального исследовательского радиологического центра, ученый секретарь Российского общества урологов Борис Алексеев.

Пока в России зарегистрирован лишь один иммунопрепарат (от меланомы), а в мире - уже четыре. Но многие лекарства уже на подходе. В 2016 году в России ждут иммунопрепараты от рака почки и легкого, а в следующем - от рака мочевого пузыря.  Кроме того, есть десятки препаратов на стадии поздних клинических исследований, то есть они вот-вот появятся в Европе.

«Мы живем в удивительную эру - новые лекарства появляются чуть ли не каждый месяц. Доходит до того, что ученые не успевают провести все стадии исследования по одному антителу, а уже появляется другое, более эффективное. И у нас немало тяжелых пациентов, которых мы начинаем лечить новым лекарством, затем появляется более новое - и мы переводим их на него, затем еще более новое... И так пациенты иногда живут долгие годы», - говорит завотделением химиотерапии Российского онкоцентра им. Н.Н. Блохина Минздрава России Вера Горбунова.

Эксперты отрасли убеждены, что необходимо стремиться к тому, чтобы инновационное лечение онкологических пациентов обеспечивалось за счет государства, покрывалось страховыми компаниями, как это происходит во многих странах мира.
==========================

+6

8

#p123221,Никс написал(а):

Мы живем в удивительную эру - новые лекарства появляются чуть ли не каждый месяц.

Тут надо учитывать чрезвычайно важное обстоятельство - обычная химиотерапия бьет как бы по площадям, убивая все клетки организма (да, предпочитая более быстро растущие, но ведь это такое нечеткое отличие, да и много чего у нас и в норме заменяется и потом быстро растет, волосы бы фиг с ними, но вот все слизистые...), и потому так тяжело переносится. А эти новые лекарства нормальные клетки не трогают! Причем это лечение, судя по всему (см. ролики на ветке про рак) переносится хорошо. Опухоль затормаживается, потом начинает рассасываться, а малые сроки наблюдения (4-5 лет) лишь потому, что онкоиммунология как терапия началась совсем недавно.   
Но действительно, если бы к ней прибавить и активационную терапию - ведь механизм действия очень схож! :flag:

+4


Вы здесь » Биорезонансные технологии » Активационная терапия » Активационная терапия для "чайников"